Воскресенье, 18 04 2021
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Портреты родных рек. «…Спасибо тебе, Щара!»

  • Среда, 15 апреля 2020 17:47
  • Автор  Созвучие

У каждой реки – своя биография. И не только гидрономическая. Но и историческая, художественная и литературная. Как и у Щары…

Щара

Река эта протекает в Брестской и Гродненской областях. Длина – 350 км. Редкий путешественник из Минска в Брест не знает, не помнит встречу с ней… Вытекает Щара из Колдычевского озера, начиная свою биографию с Барановичского края. За 15 км севернее от самих Баранович. Сначала путь свой держит на юг. В среднем течении поворачивает на запад, а затем на северо-запад. Через озеро Выгонащанское соединена с не менее интересной рекой Ясельда – Огинским каналом.

Прежде чем принести воды в величественный Нёман, Щара собирает воды у своих притоков. По правой стороне – у Мышанки, Иссы, Артычанки, Лохозвы. По левой – у Ведьмы, Гривды, Луконицы, Сипы, Бабочки, Свидровки. Из городов, деревень на Щаре самым представительным является Слоним.

Есть несколько версий происхождения названия Щары. Если подразумевать балтийское происхождение гидронима, то Щара – это значит, что “узкая”. А финно-угорские истоки утверждают, что “шар” – это пролив, протока. Есть и другие воззрения на природу названия красавицы-речки.

А то, что Щара на самом деле красивая, запоминающаяся река, подтверждает особое внимание к ней художников, поэтов, прозаиков… Мне посчастливилось недавно познакомиться с известной российской пушкинисткой Ларисой Андреевной Черкашиной. Родилась она в Волковысске. А потом вместе с родителями, старшим братом (будущим писателем-маринистом Николаем Черкашиным) переехала в Слоним. Сейчас москвичка Лариса Черкашина вот что вспоминает о реке своего детства:

– Да, Щара – река моего детства. Тихая, таинственная… С белыми, словно фарфоровыми чашечками водяных лилий, с глазастыми синими стрекозами на темно-зелёных стрелах прибрежной осоки, с расходящимися кругами, пузырьками, всплесками – река живая, где-то в ее неведомых глубинах прячутся караси и окуньки… Река была похожа на картину, что висела в нашем доме, – на ней художник позапрошлого века изобразил живописную речушку, – но только вместо тяжелой золотой рамы настоящую Щару обрамляли живые ивы, склоненные над её водной гладью. Их гибкие ветки касались воды, и, казалось, что они шепчутся с ней, как девчонки-подружки..  Щара протекала через старый уютный Слоним, где прошло моё раннее детство. По воскресным летним дням, что для отца, командира военной части, выпадали нечасто, мы всей семьёй – с мамой и старшим братом Колей – на отцовском «газике» с брезентовым верхом ездили за город купаться...

Слушаю рассказ Ларисы Андреевны и думаю о том, сколько сладостных летних мгновений своими искристыми, солнечными лучиками воды доставляла Щара и другим писателям, соприкоснувшимися судьбой с этой великой рекой. Слонимчане поэт Олег Лойко, поэт, переводчик Гальяш Левчик, еврейский писатель Шмуэль Гришгорн, писатель-фантаст Борис Зеленский (может быть, и Щары его отражение в нашумевшей в конце 1980-х годов повести «Весь мир в амбаре»)…

– Каким это было необыкновенным приключением, какой бурной радостью – мы едем на Щару! – продолжает свое повествование Лариса Черкашина. – Река манила и… пугала. Мне, четырехлетней, невдомёк было, – как это вода может держать на себе человека?! Пусть и маленького. Отец учил не бояться, подбадривал, а я всё не решалась войти в реку. Тогда он со смехом схватил меня, заплыл на середину, и вдруг разжал руки: «Плыви!» Я с головой ушла под воду, забулькала, всплыла и отчаянно забила по воде руками и ногами, поднимая фонтаны брызг. И чудо… поплыла! По-собачьи, неумело, но плыла. И река держала меня, как отцовские сильные руки, которые были так близко…

Пройдут годы. И Лариса Андреевна Черкашина вырастет в большого, серьезного исследователя жизни и творчества Александра Сергеевича Пушкина. Классику русской литературы посвящены ее книги: «Тысячелетнее древо А. С. Пушкина: корни и крона», «Тайны Пушикнского древа», «Пушкин и Натали», «Потаённый Пушкин: взгляд из XXI века» и другие. А прежде всего пушкинские строки она читала, открывала для себя в нашей белорусской стороне, в Слониме, на берегу Щары…

… – Так на Щаре, струящей свои воды в Неман, я научилась плавать и впервые ощутила радость, что победила страх, – рассказывает Лариса Андреевна. – С тех пор, плавание – моё любимейшее занятие. И на каких только реках, морях и океанах: на Волге и Днепре, на Средиземноморском и Карибском, на Индийском и Атлантическом, не довелось мне побывать. Но тот самый первый урок, что «преподнесла» мне моя Щара, я не забыла. Спасибо тебе, самая добрая и красивая река на всём белом свете!..

 

Ах, Лета, тёплая река!

Река из детства…

 

Куда стремится Лета?

Никто того не знает…

Быть может вместе с кровью

По венам протекает.

Куда впадает Лета?

Никто того не знает…

Случается, что Лета

Совсем пересыхает,

Бывает полноводной, –

А значит, в мире – войны…

А так течет привычно,

Уносит всё обычно,

Нет ни страстей, печалей,

Их Лета вдаль умчала.

Уносит, как известно,

Все царства и царей,

А я плыву по Лете,

Легко, привычно в ней.

Откуда родом Лета?

Я это твердо знаю,

Она бежит из детства,

Домашняя такая.

 

… – Такие у меня родились стихи, где мифическая река и не Лета вовсе, а моя такая памятная и знакомая Щара, – говорит русский пушкинист, русская писательница Лариса Черкашина.

И ее слова, слова нашей землячки из Гродненщины, – частичка художественного, литературного портрета великой, большой реки Щара. А в дополнение к теплым, идущим от сердца словам, – и снимки, которые совсем недавно Лариса Черкашина сама сделала на Щаре.

 

Алесь Карлюкевич

Фото Ларисы Черкашиной

 

 

 

Прочитано 219 раз Последнее изменение Среда, 15 апреля 2020 18:08