Вторник, 10 12 2019
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Содружество в действии

  • Понедельник, 28 октября 2019 12:59

2019 год отмечен особым – ярким и символичным – сочетанием юбилейных дат. Ими в региональном масштабе (т.е. в координатах прежних республик Средней Азии и Казахстана) обозначены важные вехи в жизни произведений, ставших национальной оперной классикой, этапы становления новых форм профессионального искусства письменной традиции, ключевые фигуры в сохранении и развитии общего культурного наследия.

Алматы, июнь 2019 г.

Это – 70-летие постановки «Биржан и Сара» М. Тулебаева, удостоенной Государственной премии СССР (1949), 75-летие со дня премьеры оперы «Абай» А. Жубанова и Л. Хамиди (1944), 80-летие преобразования музыкальной студии драматического театра в Казахский музыкальный театр и первых спектаклей «Кыз Жибек» Е.Г. Брусиловского (1934).

В этом памятном ряду – даты, связанные с именами и юбилеями Хамзы Хаким-заде Ниязи (1889-1929), Виктора Александровича Успенского (1879-1949), Александра Викторовича Затаевича (1869-1936).

В обращении к творческому наследию Бориса Владимировича Асафьева (1884-1949), естественном и закономерном в русле изучения музыки ХХ века (добавим: границы его жизненного пути, фиксирующие соответственно 135-летие и 70-летие, в избранном нами контексте также важны), высвечивается еще несколько знаковых имен и дат.

Так, один из выпусков основанной 50 (!) лет назад серии «Музыка народов Азии и Африки» объединил в «асафьевском» разделе статьи, показательные своей проблематикой и «интонацией»: «Б.В. Асафьев о музыке Востока»; «Б.В. Асафьев о казахской музыке»; «Асафьев об узбекском музыкальном наследии».

Примечательно возникшее в связи с реализацией этого проекта сочетание имен ученых-юбиляров: Виктор Сергеевич Виноградов (в марте 2019 г. исполнилось 120 лет со дня его рождения), Борис Гиршевич Ерзакович (110-летие ученого отмечалось в 2018 г.), Тухтасин Батырович Гафурбеков (7 мая 2019 г. обозначило его «вступление» в 80-летие).

Т.Б. Гафурбеков родился в 1939 г. – «…весьма событийном в музыкально-общественной жизни Узбекистана, явившемся «точкой отсчета» многих начинаний в республике. Это год… организации Союза композиторов, «открытия дверей» специальной музыкальной школы, позднее названной именем В.А. Успенского. […] Это год… целого ряда фольклорных экспедиций, в том числе с участием Е. Романовской […]. Это год … рождения узбекской оперы – «Буран» С. Василенко и М. Ашрафи; год постановки балета «Шахида» Ф. Таля […]; год создания увертюры «Ферганский праздник» Р. Глиэра […]».

По авторитетному свидетельству авторов книги, посвященной Тухтасину Батыровичу (1998), «…так или иначе многогранное творчество … музыковеда … будет соприкасаться со всеми этими явлениями национального искусства, его профессиональными завоеваниями»).

Наряду с достаточно широко известными статьями Б. Асафьева («Несколько соображений о содержании, качествах и структуре казахской народной музыки», «Первая опера») в сборнике представлены его письма к А.В. Затаевичу (вступительная заметка, публикация и комментарии В.С. Виноградова). Отметим в этой связи факт чествования узбекского музыковеда в июне 2019 г. в Алматы на пленарном заседании посвященной 150-летию А.В. Затаевича Международной научно-практической конференции в Казахской национальной консерватории им. Курмангазы, которой в этом, для ВУЗа тоже юбилейном, году исполняется 75 лет.

 

В контексте фиксируемого сочетания имен, дат, событий подчеркнем характерные параллели и «пересечения». Например, в уточнениях, внесенных редактором в текст комментариев к письмам Б. Асафьева: «…совершенно разных принципов придерживались В.А. Успенский и А.В. Затаевич в 1920-х г.г. в своих обработках узбекских и казахских народных песен. Первый утверждал, что ему “хочется большего приближения к восточной музыке”, и стремился достичь этого. Для второго важно было сделать нейтральную “культурную обработку” (подробнее об этом см. в кн.: Виноградов В. Музыка народов Востока. – М., 1968. – С.215-218). Но это специальная тема». Можно лишь напомнить об оркестровых обработках двух казахских мелодий В.А. Успенским и записи А.В. Затаевичем узбекских песен. (См.: Успенский В. Четыре мелодии народов Средней Азии. – М., 1934; Затаевич А. Песни разных народов. – Алма-Ата, 1971). 

А.В. Затаевич и В.А. Успенский 

И вместе с тем подчеркнуть то внимание, которое на протяжении всей своей исследовательской деятельности уделялось Тухтасином Батыровичем именно этому жанру в композиторской практике письменной традиции. Так, в почти полвека тому назад на Международном трибуне Азии (Алма-Ата, 1973) им в широком – региональном – контексте были представлены произведения узбекских композиторов и, прежде всего, хоровые обработки М. Бурханова – к его творчеству музыковед в последующем будет обращаться многократно.

 

Убедительно и другое сопоставление имен, избранное Т.Б. Гафурбековым: «В подобном благоговейном отношении к народному музыкальному творчеству Б.В. Асафьев – прямой преемник русских музыкантов-классиков, вместе с тем, здесь он близок (как это не покажется неожиданным!) к воззрениям основоположника узбекской массовой революционной песни Хамзы Хакимзаде Ниязи, который также видел в национальном музыкальном фольклоре «цветы», взращенные богатой творческой мыслью народа». «Поистине асафьевское отношение» к музыкальному наследию узбекского народа Т.Б. Гафурбеков отмечал у своего Учителя (научного руководителя кандидатской диссертации) А.Н. Дмитриева – одного из любимых учеников Б.В. Асафьева.

 

Следует отметить степень «погруженности» процитированных авторов в материал. Так, для Б.Г. Ерзаковича – это одна из итоговых его работ, поскольку первая, названная «Две статьи Б.В. Асафьева о казахской музыке», была опубликована в «Известиях АН Казахской ССР» (1975), вторая и третья – как адресованные широкой читательской аудитории напечатаны соответственно в газетах («Это родилось в народе: Асафьев и казахская музыка» – в «Вечерней Алма-Ате», 1979 и «Қазақ мәдениетінің досы» – в «Қазақ әдебиеті», 1982), четвертая, названная «В ней ощущается живой отклик на действительность (о статье Асафьева)», предназначалась музыкальной общественности и была опубликована в журнале «Советская музыка» (1982). Для Т.Б. Гафурбекова – это скорее «продолжение» статьи «Б. Асафьев о музыке устной традиции»: ее материал был подготовлен к участию во Всесоюзной научно-теоретической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения академика (Москва, 1984), и позже опубликован (1986).

Значение данных публикаций заключается не только в объективной оценке взглядов выдающегося ученого и в подтверждении его внимания к музыке народов Востока, но и в актуализации интереса к «принципиально важной теме», которая, в свою очередь, дает возможность по-новому проинтерпретировать один из «забытых» фактов в истории казахской культуры. Так, В.П. Дернова писала, что «Б. Асафьев намеревался на основе записей Затаевича писать оперу. Известно его письмо, где о будущей опере упоминается как о деле решенном, безусловном, имеющем свершиться в скором будущем» (Два крыла // Ленинская смена. 1983, 28 октября).

Поясняя свои творческие замыслы и планы для газетной публикации (1936), композитор отмечал: «Меня целиком захватила и взволновала работа над казахской оперой. […] Передо мной стоит задача создать крупное оперное произведение, по стилю, композиторскому письму и построению напоминающее оперу композитора Глинки «Руслан и Людмила». Я отнюдь не собираюсь строить оперу этнографически-натуралистическими методами и простым пересказыванием народных мотивов […].

Сейчас я продолжаю изучать поэзию, быт и фольклорные материалы казахского народа по граммофонным пластикам и напевам моих друзей-казахов. Продолжаю также знакомиться с казахскими народными песнями. Я с нетерпением жду приезда […] участников декадника […]. Непосредственное знакомство с постановками Казмузтеатра и репертуаром казахской филармонии значительно облегчит мне работу над оперой». Примечательно, что эта работа Б.В. Асафьева, не упоминавшаяся в научно-исследовательской литературе, оказалась вместе с тем подтверждаемой и через другие свидетельства и факты, в том числе и через публикации А.В. Затаевича в печати тех лет.

Данные обстоятельства по-своему высветили методологическую перспективность движения вослед Т.Б. Гафурбекову в его безусловном «умении […] строить научную концепцию на основании небольших документов, материалов; способности обобщать явления и развивать творческую мысль из лаконичного импульса», а также актуальность тезиса, сформулированного им в следующей форме: «Может возникнуть вопрос: насколько правомерно на основании лишь одного письма строить научные рассуждения и тем более делать выводы об отношении и понимании Асафьевым узбекской музыки? При всей парадоксальности, сложности и, главное, ответственности подобной задачи, она представляется реальной и целесообразной». Речь – о письме Б.В. Асафьева Е.Е. Романовской, с именем которой связаны свои знаменательные даты, определяемые вехами и результатами музыкально-этнографической деятельности: «…С 1929 г. работы по записи узбекской музыки были предприняты в Ташкенте по инициативе музыкального техникума работниками его – тт. Успенским и Романовской» (Цит. по: Советская музыка. 1934. № 9). Отметим еще одну дату – 80-летие издания «Хорезмская классическая музыка» Е.Е. Романовской (1939).

Введение в научный обиход новых свидетельств и фактов, труднодоступных и по этой причине фактически забытых документов, соответственно разработка не только аналитических, но и информативных проблем, определяемых исходным на данный момент уровнем их охвата и интерпретации, по-прежнему «реальны и целесообразны» в сегодняшнем изучении процесса формирования музыкально-театрального искусства и смысла созданных произведений. Так, из опубликованных в 1941 году материалов следует, что для работы над оперой «Абай» (либретто М.О. Ауэзова) первоначально был приглашен Заслуженный деятель искусств РСФСР, профессор М.О. Штейнберг, имя которого часто упоминалось в связи с использованием казахских песен в его симфонии «Турксиб». Написание же оперы «Ак-куль» на либретто А. Тажибаева, известное по опере «Терен коль» И.Н. Надирова, в свое время было поручено Олесю Чишко, в определении тех лет – «композитору-орденоносцу», автору оперы «Броненосец Потемкин». Напомним, что оба композитора были творчески тесно связаны и с узбекской культурой.

Активизация поисков в данном направлении способна не только по-новому «высветить» и помочь осмыслить персональный вклад выдающихся фольклористов и ученых, не только обеспечить необходимую фактологическую основу в реконструкции важных событий, их объективном анализе и оценке, но и реально содействовать процессу осознания общности судеб в историческом прошлом и будущем.

 

Омарова А.К.

кандидат искусствоведения, доцент, ВНС

Институт литературы и искусства им. М.О. Ауэзова.

Прочитано 603 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии