Четверг, 04 06 2020
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Агенты по обе стороны

  • Пятница, 06 марта 2020 16:24
  • Автор 
«В годы Великой Отечественной войны немецкие спецслужбы открыли на территории оккупированной Беларуси ряд разведывательно-диверсионных школ и курсов, где готовилась агентура для последующей засылки в партизанские соединения и заброски в тыл Советского Союза…» (С. Кулинок «Немецкие разведывательно-диверсионные школы в Минске в годы войны»).
 Фото носит иллюстративный характер

Фото носит иллюстративный характер.

 
Агентурная сеть работала по обе стороны войны. С февраля 1943 года специалистов по разведке готовили в Центральной школе партизанского движения. Информация с оккупированной территории прежде всего использовалась для военной разведки Красной Армии.
 
Партизаны через свою агентуру вербовали среди населения доверенных людей, те по заданию командования внедрялись на работу в немецкую администрацию, гестапо, воинские формирования, комендатуру, на железную дорогу, на предприятия и другие организации. В задачи оперативной разведки партизан входило обеспечение связи с подпольщиками. Местные жители хуторов и деревень, лежащих на пути следования немцев, первыми узнавали о силах полиции, вооружении немцев, количестве складов, расквартировании войск. 
 
Про агентов в отряде знали считанные люди. На случай обнаружения им выдавались специальные справки на тонкой папиросной бумаге, которые зашивались в одежду.
 
Володя Колесник, будущий белорусский писатель, много страниц посвятил в своей автобиографической книге «Доўг памяці» Валентине Протасевич с хутора старого Протаса, отца Вали (Кореличский район). 
 
«У парыве шчырасці Валя адкрыта сказала, што звязана з атрадам Міцькі, выконвае заданні, ходзіць у гарнізоны Турца, Міра і Карэліч. Не цяжка было ўявіць, што гэта азначала. Мне рабілася сцішнавата, калі я думаў, ці змог бы паслаць гэтае ўсмешлівае дзяўчо ў паліцэйскія логавы. Ажывала ў памяці трагедыя Зіны Маслоўскай, Лёвы Васілеўскага, Валодзі Балабановіча.
 
Міцькаўцы ж Валю пасылалі... А яна хадзіла, як натхнёная, верачы ў сваю правату і несмяротнасць ды й шчырасць сваіх сябровак і сяброў, знаёмых, што жылі ў гарнізонах і мелі асабістыя повязі з гарнізонным і валасным начальствам, былі дапушчаны да аператыўных сакрэтаў жандармерыі і адміністрацыі ў раёнах і абласцях. Галоўным яе інфарматарам быў сакратар гарнізона ў Турцы Толя Збойчык. Валя перадавала мне здабытыя там звесткі, лёгка называла прозвішчы сваіх інфарматараў, часам мяне сцінала страхам за мажлівасць фальшывай даверлівасці, якую я сам дапусціў на пачатку лета».
 
Читаю в справке, выданной комиссаром отряда В. Гречаниченко, начальником штаба Солошенко: 
 
«Выдана настоящая гражданам, проживающим в деревне Виолетово Мирского р-на Барановичской обл. Протасевич Валентина и Котик Николай Мих. з Тарасович в том, что они действительно являются помощником агента партизанской разведки по Мирскому району. Что и удостоверяем подписями» (Фонд 1450, опись 4, дело 321, лист 499).
 
В другом секретном документе помечено: 
 
«Лично в руки адресату. Помощнику агента по разведке в Мирском районе Валентине Кистень». 
 
Опять женщина, кто она, где работала, за давностью лет уже не узнать. Своевременный сбор разведданных состоял в основном из личного наблюдения. Работа чрезвычайно опасная, требовала от людей предельной осторожности, внимательности, конспирации и смелости. По содержанию справка напоминает агитлистовку, но в такой моральной поддержке очень нуждались местные агенты. 
 
Один экземпляр выдавался на руки адресату, другой оставался в деле отряда. Не все документы сохранились. После освобождения оккупированной территории многие тайные помощники партизан открывались, приходилось доказывать свою связь с партизанами, искали свидетелей. Такие ценные справки подтверждали их участие в партизанском движении.
 
После боевых операций или удачной разведки в плен брали полицаев, или бобиков, так их презрительно называли между собой партизаны. Допрашивали, вербовали, уговаривали, не все соглашались помогать партизанам.
У партизан не всё было спокойно, в отряды проникали хорошо обученные разведчики, переодетые полицаи, предатели. «Нам доносили из Великой Слободы», – признается на допросе житель деревни Трощичи, полицай из постарунка Турец. Фамилии информаторов он не называет – «доносили семьи полициантов».
 
По самым заниженным подсчетам историка С. Кулинка общее количество немецких разведывательно-диверсионных школ и курсов на территории республики приближается к 50. В некоторых городах одновременно действовало сразу несколько учебных заведений: в Минске – минимум шесть разведывательно-диверсионных школ немецких спецслужб, секретная абвершкола, в Борисове – не меньше 4, в Волковыске – 2, в Вилейке – 2. 
 
Ирина Шатырёнок

Источник: rgazeta.by
Прочитано 226 раз Последнее изменение Пятница, 06 марта 2020 16:55